Бунин и русская революция

Ходили в мире лже-Мессии,
   Я не прельстился, угадал,
    Что блуд и срам — их литургии,
    Их речь — бряцающий кимвал.

    И. А. Бунин

    Иван Алексеевич Бунин — последний русский классик, запечатлевший Россию конца XIX - начала XX века. Бунин сам больше причислял себя к поколению Тургенева и Льва Толстого, нежели к поколению Горького и Вересаева. Может, в этой “старомодности” и заключался секрет избранничества Бунина, который мы с особой силой начинаем постигать сейчас?
    В отличие от Горького, Куприна, А. Н. Толстого, Бунин не вернулся на Родину. Неоднократные попытки убедить первого российского нобелевского лауреата литературы были тщетны. Не вернулся никогда, даже визитером-туристом. В этой непримиримости — вызов Ивана Бунина, написавшего незадолго до смерти: “Я был не из тех, кто был революцией застигнут врасплох, для кого ее размеры и зверства были неожиданностью, но все же действительность превзошла все мои ожидания: во что вскоре превратилась русская революция, не поймет никто, ее не видевший. Зрелище это было сплошным ужасом для всякого, кто не утратил образа и подобия Божия...”
    Бунинское достояние, его Слово классика мы глубоко чтим. Сегодня можно прочесть новые произведения Бунина, ранее не публиковавшиеся по политическим мотивам. “Окаянные дни” — свидетельство того, что великий русский писатель Иван Бунин революцию не принял, нового образа жизни не признал. Характерно, что ничего подобного “Окаянным дням” в его художественной прозе нет. В эмиграции талант писателя продолжал расти и развиваться. Вдали от Родины он создал такие шедевры как “Солнечный удар”, “Митина любовь”, “Косцы”, роман “Жизнь Арсе-ньева”, философский трактат “Освобождение Толстого”, книгу рассказов о любви “Темные аллеи”. Все это стало достоянием русской и мировой литературы. Теперь настал черед и для многих “трудных” произведений Бунина.
    “Окаянные дни” — одна из самых знаменитых книг одного из лучших прозаиков нашего века. Это памятник, опаляющий огнем священной ненависти. Книга эта написана Буниным в жанре дневника Писатель запечатлел в ней события 1918 года в Москве и 1919 года в Одессе. Бунин всегда был откровенно брезглив к любой форме насилия, унижения, грубости. Поэтому его “Окаянные дни”, повествующие о революции и гражданской войне, написаны далеко не беспристрастно.
    Именно писательская “необъективность” ценна для нас, читающих сегодня бунинский дневник. Существование этой книги долгие годы замалчивалось. Некоторые фрагменты ее с многочисленными сокращениями были запрятаны в “Дневники” Бунина в 6-м томе его собрания сочинений издания 1988 года.
    Итак, страшное послереволюционное время. Бунин ненавидел новые порядки и ненависти своей не стеснялся. Для него неприемлемо само революционное сознание, мышление, поведение. О счастливом будущем после революции он высказался коротко: “вечная сказка про красного бычка”; о том, что революция —- стихия: “чума, холера — тоже стихия. Однако никто не прославляет их, никто не канонизирует, с ними борются...”
    Кого-то может возмутить, что Бунин предъявляет суровый счет не только революционерам, но и всему русскому народу. Тут он действительно резок, не сентиментален. Бунин негодует на народ не потому, что презирает его, а потому, что хорошо знает его созидательные духовные возможности. Он уверен, что никакое “всемирное бюро по устройству человеческого счастья” не способно разорить великую державу, если сам народ этого не позволит.
    Великий писатель требует единого нравственного суда над “нашими” и “не нашими”. Русских расколоты на “белых” и “красных”, при этом революционной стороне все прощается, — “все это только эксцессы”. На что Бунин восклицает: “А у белых, у которых все отнято, поругано, изнасиловано, убито, — родина, родные колыбели и могилы, матери, отцы, сестры, — “эксцессов”, конечно, быть не должно”.
    В “Окаянных днях” писатель записывает поразившую его историю о том, как мужики, разгромившие в 1917 году помещичью усадьбу под Ельцом, оборвали перья с живых павлинов и пустили их, окровавленных, метаться с пронзительными криками куда попало. За этот рассказ он получил нагоняй от сотрудника одесской газеты “Рабочее слово” Павла Юшкевича. Тот пенял Бунину, что к революции нельзя подходить с мерками уголовного хроникера, что оплакивать павлинов — мещанство и обывательщина. К тому же Юшкевич призывает вспомнить Гегеля, который учил о разумности всего действительного.
    Бунин восклицает: “Каково павлину, и не подозревавшему о существовании Гегеля? С какой меркой, кроме уголовной, могут “подходить к революции” те священники, помещики, офицеры, дети, старики, черепа которых дробит победоносный демос?”
    Именно эту “мерку” прикладывает к происходящему сам писатель. “Купил книгу о большевиках... Страшная галерея каторжников!..” Конечно, прирожденная преступность конкретных деятелей революции сомнительна, но в целом Бунин выхватил точно проблему русской революции — участие в ней уголовной стихии. “И какой ужас берет, как подумаешь, сколько теперь народу ходит в одежде, содранной с убитых, с трупов!” По впечатлению Бунина, русская вакханалия превзошла все до нее бывшее и изумила даже тех, кто много лет призывал к революции.
    “Была Россия! Где она теперь?” — записал Бунин еще в ноябре 1917 года. Это сквозной мотив книги. Среди пожара братоубийственной войны в Одессе 1919 года Иван Бунин пишет о том, что дети и внуки не в состоянии даже будут представить себе ту Россию, в которой он когда-то жил, всю ее мощь, богатство и счастье. Вот Иван Алексеевич заносит в дневник городские слухи о том, что “они” решили вырезать всех поголовно до семилетнего возраста, чтобы потом ни одна душа не помнила происходящего.
    Разрыв с новой. Россией был для Бунина неизбежным. Здесь его ничего не ждало: “... в их мире, в мире поголовного хама и зверя, мне ничего не нужно”. Он уехал навсегда:

    Потерь не счесть, не позабыть.
     Пощечин от солдат
     Пилата Ничем не смыть — и не простить.
     Как не простить ни мук, ни крови,
     Ни содроганий на кресте,
     Всех убиенных во Христе,
    Как не принять грядущей нови
    В ее отвратной наготе.

    Так он написал уже за границей в 1922 году. И не простил до самого конца. Бунину отомстили: лишили его права быть похороненным на родной земле.
    В 2003 году исполняется 50 лет со дня смерти великого русского писателя. Сейчас Бунин спит вечным сном в окружении тех, кто причастен к нему и своей судьбой, и своим талантом: Ремизова, Шмелева, Зайцева, Тэффи, Георгия Иванова, Алданова... Не зарастает “народная тропа” к маленькому французскому городку Сент-Женевьев-де-Буа прежде всего потому, что на его муниципальном кладбище похоронен Бунин.
    Далекое и прекрасное созвездие светил русской литературы и из другого мира продолжает дарить россиянам свое тепло, и главная планета в этой галактике — Иван Алексеевич Бунин.

Сейчас смотрят:


Повествование о просторах великой сибирской реки, бескрайней тайге, голубизне и шири поднебесья, “нескончаемое™ мироздания и прочности жизни”, которая “играет” в малой капле и цветке, что дерзко вышел навстречу холодным ветрам и ждет солнца, буквально переполнено художественными деталями, несущими особую нагрузку. Рассказ о таких чудесах природы не может не увлечь всякого, кому не чужда красота родного края, кто ощущает себя частью природы и этой красоты, способен чувствовать радость и биение жи
Горький всегда задумывался над тем, что управляет человеком, какие ценности для него превыше всего, как согласуются свобода и любовь, добро и истина, сила и справедливость. Пьесу «На дне» можно с полным правом назвать философской драмой. Горький писал: «Основной вопрос, который я хотел поставить, это – лучше: истина или сострадание до того, чтобы пользоваться ложью, как Лука?.. Как бы горька и печальна ни была истина, но она нужнее, лучше самой красивой лжи…». Эти вопросы о правде и лжи важны в
Драма А.Н  Островского "Гроза" показывает нам жизнь в городе Калинове, то и дело нарушаемую различными проявлениями грозы. Образ этого природного явления в драме весьма многогранен: это одновременно и действующее лицо пьесы, и её идея.     Одно из самых ярких проявлений образа грозы - это характеристика персонажей драмы. Например, мы с уверенностью можем сказать, что характер Кабанихи довольно схож с раскатами грома: она так же устрашает окружающих людей, может даже погубить. Вспомним слова Тихо
Пьеса «Вишневый сад» - последнее драматическое произведение Чехова, печальная элегия об уходящем времени «дворянских гнезд». В письме к Н.А. Лейкину Чехов признавался: «Ужасно я люблю все то, что в России называется имением. Это слово еще не потеряло своего поэтического оттенка». Драматургу было дорого все то, что связано с усадебной жизнью, она символизировала теплоту семейных отношений, к которой так стремился А.П. Чехов. И в Мелихове, и в Ялте, где довелось ему жить.      Образ вишневого сада
Чимша-Гималайский Иван Иваныч — ветеринарный врач, дворянин, персонаж также рассказов «Человек в футляре» (здесь дается его портрет: «высокий, худощавый старик с длинными усами», а также сообщается, что живет он на конском заводе около города) и «О любви». В «Крыжовнике» он выступает в роли рассказчика, повествующего о своем брате Николае Ивановиче, мечтой которого стало приобретение усадьбы и крыжовник в саду. Его можно считать резонером, выражающим близкие автору мысли. И. И. удивляется духовн
Война и мир. Том 1 Часть первая В первом томе романа автор знакомит читателя с действующими лицами и дает им характеристики, которые затем дополняются, но первое впечатление о каждом герое формируется в самом начале повествования. Июль 1805 года. В петербургском салоне фрейлины Анны Павловны Шерер собираются гости, высшее общество. «Быть энтузиасткой сделалось ее общественным положением, и иногда, когда ей даже того не хотелось, она, чтобы не обмануть ожиданий людей, знавших ее, делалась энтуз
«Любовь к родной природе - один из важнейших признаков любви к своей стране…» Это слова писателя К.Г.Паустовского, непревзойденного мастера описания русского пейзажа, писателя, сердце которого было переполнено нежностью и любовью к родной природе. Кто может не согласится с ним? Нельзя любить Родину, не живя одной душой с жизнью любимой березки. Нельзя любить Родину, не живя одной душой с жизнью любимой березки. Нельзя любить весь мир, не имея родины. То, что мы порою принимали за «чистую» лирику
Английский (топики/темы/сочинения) The Book-bag  Some people read for instruction, and some for pleasure, but not a few read from habit. I belong to that company. Let us admit that reading with us is just a drug that we cannot get along without. Books are necessary to me and I never travel far without enough reading matter. But when I am starting on a long journey, the problem is really great. I have learnt my lesson. Once I fell ill in a small town in Java and had to stay in bed for three
Манилов, Коробочка, Ноздрев, Собакевич - эти герои антисоциальны, их характеры уродливы, но у каждого из них, как мы убедились при более близком знакомстве, осталось хоть что-нибудь положительное. Манилов. Этот человек немного напоминает мне самого Чичикова. "Один бог разве мог сказать, какой характер у М. Есть род людей, известных под именем: ни то, ни сё, ни в городе Богдан, ни в селе СелифанЕ черты лица его были не лишены приятности, но в эту приятность, казалось, чересчур передано сахару".
  Ліна Костенко увійшла в українську літературу в 60-ті роки нашого століття. Ця письменниця заявила про себе чіткою громадянською пози­цією, мужністю, але водночас і ніжністю, високим філософським змістом своєї поезії. А ще високими вимогами до себе, до своєї творчості. Це засвідчено у вірші «Доля»: Великі поети не вміють писати віршів Клював їх орел в печінку і сумнів сни випасав Графоманові краще. Графоман вирішив написати — і написав. Для поетеси аркуші паперу, списані рядками — це «сме
Сейчас смотрят:{module Бунин:}