«Мне видеть не дано, быть может» (О поэзии Валерия Брюсова)

Категория: Брюсов В.Я.

Чеканный, сжатый, твердый, словно кованый стих, скульптурно выпуклая четкость образов, краткая, стремящаяся к афоризму фраза — это все, несомненно, бросается в глаза читателю, даже впервые взявшему в руки книгу Брюсова.

Величав и торжествен строй его поэзии. У Брюсова как будто трубный голос, медное звучание. Недаром его называли поэтом «бронзы и мрамора».

В стихах Брюсов художник. Он обожает меру, число, чертеж. В этой расчерченной вымеренной архитектонике, где словно действуют резец и молот, — сила Брюсова. У него своя, чуть громоздкая поступь, свой, резко обозначенный лик. Уподобляя себя пахарю, он не без вызова писал:

Вперед, мечта, мой верный вол!

Неволей, если не охотой!

Я близ тебя, мой кнут тяжел,

Я сам тружусь, а ты работай!

Выступив в литературе в конце прошлого века, Брюсов быстро занял достойное место среди поэтов-символистов. Более того, он стал их теоретиком и лидером. Однако, в отличие от собратьев по цеху, чей взгляд на поэзию у поэта носил мистический оттенок, поэтическое мышление Брюсова в основе своей носило конкретный, реалистический характер. Все это вместе с рационализмом и даже некоторым холодом составляет неповторимый стиль его поэзии. Отстраненный, отягощенный псевдонаучными выкладками и гипотезами. Иногда в настоящее время это выглядит наивным и забавным, иногда убеждает и потрясает своей глубиной:

Быть может, эти электроны

Миры, где сто материков,

венцы, паденья, царства, троны

и память сорока веков.

Еще, быть может, каждый атом

Вселенная, где сто планет.

Там все, что здесь в объеме сжатом,

и даже то, чего здесь нет.

Конечно же, читать Брюсова сегодня, пережив эпоху Мандельштама, Бродского, Пастернака, откровенно говоря, скучновато. Кажется, все при нем: и талант, и способность сочинять, и глубокомысленная поза мудреца и философа, и роковой профиль. Однако недаром Вл. Соловьев, которого Брюсов не спросясь, называл учителем, писал по поводу стихов новоиспеченного поэта-символиста в одной из своих статей: «Общего суждения о г. Валерии Брюсове нельзя произнести, не зная его возраста. Если ему не более 14 лет, то из него может выйти порядочный стихотворец, а может и ничего не выйти. Если же человек взрослый, то, конечно, всякие литературные надежды неуместны».

Оставив этот пассаж на совести Соловьева, хочется все же заметить, что рассудочная поэзия Брюсова не цепляет душу. Да, конечно, его стихи читаются. И при известном прилежании можно за час, скуля и позевывая, одолеть его книжку, погрузиться в мир его рифм, удивиться всем этим «лаврам — ихтиозаврам», «гам — пополам», «булки — переулки», «знамя — пламя» и «трон — Ассаргадон». Потом, закрыв сборник, понять, что, несмотря на чеканность, сжатость и твердость кованого стиха, по сути своей брюсовская поэзия — это антипоэзия. Ее голос доходит до нас из некоего параллельного мира. Она существует вне образов. Она за пределами естественного и легкого дыхания. Все в ней придумано, все искусственно и поэтому — безрадостно.

Однако не бывает книг бесполезных. Даже самая дрянная достойна прочтения. А книги Брюсова далеко не самые плохие. В них множество мелких, отдельных удач — строчек, слов, иногда отдельных четверостиший:

Нас немного осталось от грозного племени

Многомощных воителей, плывших под Трою,

И о славном, о страшном, о призрачном времени

Вспоминать в наши дни как-то странно герою.

Или вот еще, совсем торжественное и пафосное, но с божьей искрой:

Я — вождь земных царей и царь, Ассаргадон.

Владыки и вожди, вам говорю я: горе!

Едва я принял власть, на нас восстал Сидон.

Сидон я ниспроверг и камни бросил в море.

Такие стихи выпирают, словно скалы в безбрежном океане уныния. Но именно благодаря им все здание брюсовской поэзии, изрядно обветшав и порушившись во многих местах, продолжает привлекать внимание, словно некая руина, памятник литературным излишествам эпохи.

Сейчас смотрят:


Каждый ребенок мечтает поскорей повзрослеть, а каждый взрослый, наоборот, вернуться в детство. Парадокс… Что же такое детство? Прежде всего, это самая спокойное время в жизни каждого человека. У ребенка не существует житейский проблем, ему не нужно заботиться о своем проживании, все это удел его родителей. Но и у маленьких жителей планеты существуют свои задачи. Изначально, это получение образования, совершенствование себя как личности. Все задатки становления хорошим человеком получаются именно
Обитателям уникальной Моюнкумской саванны не дано было знать, что в самых обычных для человечества вещах таится источник добра и зла на земле”. “И уж вовсе неведомо было четвероногим и прочим тварям Моюнкумской саванны, отчего зло почти всегда побеждает добро...”     В романе Чингиза Айтматова “Плаха” подписан, пожалуй, самый жестокий приговор из тех, что довелось мне услышать. Зло побеждает, а значит, совсем скоро люди не смогут больше испить чашу мучения и восторга, познав музыку ветра, не уви
В заметках к первому тому “Мертвых душ” Гоголь писал: “Идея города. Сплетни, перешедшие пределы, как все это возникло из безделья и приняло выражение смешного в высшей степени... Весь город со всем вихрем сплетен — преобразование бездеятельности жизни всего человечества в массе”. Так характеризует писатель губернский город NN и его жителей. Нужно сказать, что губернское общество гоголевской поэмы, равно как и фамусовское в пьесе Грибоедова “Горе от ума”, можно условно разделить на мужское и женс
Безмолвное море, лазурное море, Открой мне глубокую тайну твою.     Тайна моря волнует поэта. Море всегда переменчиво, оно как бы соединено с небом: в хорошую погоду спокойное, ясное, а в плохую — беспокойное. Оно — как человек, как сам поэт.     ...Иль тянет тебя из земныя неволи      Далекое, светлое небо к себе?..     В начале XIX столетия в России сложилось новое литературное направление — романтизм. Он пришел на смену классицизму и оформился в двух главных течениях — психологическом и гражд
Берёза — прекрасное дерево, неслучай­но её в народе называют белоствольной краса­вицей. Мы любуемся ею в любое время года, весной получаем берёзовый сок, а летом спаса­емся от зноя под раскидистой кроной.
Память о России особенно сильно и непосредственно ощущается в стихах (Набоков еще в юности успел выпустить в 1914, 1916 и 1918 годах, на средства отца, три книжки, но профессионально заявил о себе как поэт в 20-е годы - сборники 1923 года «Гроздь» и «Горний путь»). Здесь мы встретим и по-набоковски пленительный русский пейзаж, и мысленное возвращение в счастливое и безмятежное петербургское детство, и простое признание в любви под кратким заглавием «Россия»: * Была ты и будешь… * Таинственно
Альбом для марокЭтот альбом мне подарил на день рожде­ния друг — заядлый филателист. Я тогда ещё не увлекался марками. «А ты попробуй начать собирать коллекцию, — сказал товарищ, — это очень увлекательно!»Я взял в руки альбом. По внешнему виду он напоминал обычный, для фотографий: тёмно-коричневый кожаный переплёт, металли­ческие уголки, выпуклая надпись посередине.
Об Александре Блоке говорили и будут говорить многие, потому что он является одним из лучших поэтов серебряного века. Стихи и поэмы Александра Блока — это одна из версий в русской поэзии, несмотря на то что его творчество пришлось на переломный момент в жизни России — революцию 1917 года. Но тем не менее он “первый поэт земли русской” (А. Белый). Блок вошел в мир людей с любовью и верой в светлый и чистый мир. Влюбленность — один из главных мотивов бло-ковской лирики. Путь в мир, по Блоку, долже
Как много описана в произведениях великих художников человеческая красота... Сколько сложено стихов, изображенных картин, вылеплено статуй. Каждый пытается передать наилучшие очертания лица и фигуры как можно удачнее. Женскую красоту изображали на своих полотнищах Рафаэль, Ботичелли, Руссо... Немало писателей восхищались красотой своих избранниц в строках своих непревзойденных произведений.
Основным мотивом произведения А. С. Грибоедова «Горе от ума» является отражение трагедии Чацкого — типичного представителя молодого поколения 1810—1820-х годов, тем или иным образом участвующего в общественной деятельности. Эта трагедия включает в себя множество моментов, но одним из наиболее важных среди них является его неразделенная любовь к Софье. Мы узнаем о жизни и характере героя еще до его появления на сцене. Так, горничная Софьи Лиза, намекая на его увлечение хозяйкой, восклицает: Кт
Сейчас смотрят:{module Брюсов:}