«Сказка - ложь, да в ней намек...» (по творчеству М. Е. Салтыкова-Щедрина)

Сказка — один из самых ярких фольклорных жанров. В. И. Даль называет ее “волшебным рассказом, небывалой и даже несбыточной повестью, сказаньем”. Сказка затейлива, причудлива, необычна. Она повествует о чудесных происшествиях, героических подвигах, верной любви. В каждой фантастической истории обязательно содержится серьезный нравственный урок, потому что сказка — это воплощение народной мудрости, народных идеалов добра и зла. Наверное, поэтому в отличие от других жанров устного творчества она продолжила свою жизнь в литературе. Сказки нового времени, как и народные, говорят о вечных проблемах, волнующих человека в любую эпоху: о жизни и смерти, любви и ненависти, благородстве и подлости, добре и зле. Правда, в сказках XIX и XX веков печального больше, чем радостного. Слишком много страданий пришлось пережить людям. Пошатнулась их вера в “сбывшиеся сказки”. Однако обращение к любимому всеми жанру свидетельствует о стремлении писателей вылечить “болезни общества”, спасти человеческие души, вернуть им надежду на справедливость и счастье.
    Такая позиция, как мне кажется, близка великому русскому сатирику М. Салтыкову-Щедрину. Его трудно назвать сказочником: слишком горькие выводы делал он, размышляя над жизнью России второй половины XIX века. Но чем пристальнее вглядывался писатель в окружавшую его действительность, тем яснее различал опутавшие ее сети “небывальщины”. Неслыханная жестокость политического режима, чудовищное бесправие народа действительно граничили с фантастикой. Все это способствовало обращению Салтыкова-Щедрина к жанру сказки. Возможно, в маленьких шедеврах писателя нет правдоподобия, зато есть правда. Каждая из сказок — законченное и совершенное произведение. Но целостное представление о замысле и идейной позиции автора возникает только после знакомства со многими из них. Цикл фантастических миниатюр Салтыкова-Щедрина — один из ярчайших образцов жанра русской литературной сказки, о котором мне хотелось бы поразмышлять в своей работе, обратившись к важнейшим вопросам философии, политики и нравственности, так просто и доступно представленным писателем пение мужиков не кончилось и они не расправились с “воеводой”.
    Писатель настаивал на необходимости наказания “хозяев жизни”, но в большинстве случаев люди, наделенные властью, процветали. Два генерала, всю жизнь прослужившие в какой-то регистратуре, которую затем устранили “за ненадобностью”, внезапно оказались на необитаемом острове и обнаружили свою полную беспомощность, неспособность к какому-либо делу. Они чуть не съели друг друга, хотя кругом было много плодов, дичи, рыбы. Генералы, наверное, умерли бы с голоду, если бы в конце концов не нашли сообразительного и предприимчивого мужика, который обеспечил их всем необходимым. Не забыли спасенные “отблагодарить своего спасителя, выслали рюмку водки да пятак серебра: веселись, мужичина!”
    Попытки нравственного воздействия на таких “небокоптителей”, с точки зрения писателя, бесполезны. В сказке “Карась-идеалист” надежды карася на то, что он правдой щуку “до седьмого пота прошибет”, опровергаются печальным концом мечтателя: при слове “добродетель” щука до того изумилась, что проглотила несчастного спорщика. В отличие от карася, “премудрый пескарь” твердо знал, что хищников нужно опасаться. От страха, что может быть съеден щукой, он безвылазно сидел в своей норе. Пескарь “жил — дрожал и умирал — дрожал”. Перед смертью он вдруг задумался: ради чего жил, кого утешил, кто вспомнит о нем? Показывая жалкое существование пескаря, писатель поднимается до философского обобщения и судит тех, кто прячется в “футляр”, кто боится ответственности за зло, которое царит в мире. Салтыков-Щедрин убежден, что “обезумевшие от страха” пескари “живут даром, место занимают”.
    Трагедию всего русского народа автор видел в добровольном рабстве и неумении протестовать против неестественно жестоких форм жизни. Вера в благодушество орла-мецената и мощь гнилого богатыря опутывала Россию паутиной лжи, насилия, смирения. Образ Коняги из одноименной сказки становится символом всего порабощенного народа. Плоды его труда присваивают генералы и помещики. Коняга же привык к своей участи и нуждается только в кнуте.
    Писателю горько, что мужик своими руками вьет себе веревку. Щедрин стремится пробудить чувство достоинства в людях. Он не хочет, чтобы талантливый народ, сочинивший столько прекрасных, добрых, светлых сказок, сам стал героем безысходных и мрачных, “фантастически” жестоких историй. Свою надежду на счастливое преображение жизни, на неизбежность справедливого возмездия писатель воплощает в сказке “Христова ночь”. Вначале мы видим тоскливый серый пейзаж. На всем лежит печать сиротливости, все сковано молчанием, задавлено какой-то грозной кабалой. Но раздается звон колоколов, и мир оживает. Совершается великое чудо: воскресает поруганный и распятый Христос, воскресает, чтобы совершить суд над грешной землей. Он обращается со словами “Мир вам!” к народу, не утратившему веры в торжество правды, клеймит “мироедов”, но все же открывает им путь к спасению — суд их совести беспощадный, но справедливый. Только предателей не прощает Христос, обрекая их на вечное странствие. На наших глазах свершается Страшный суд, но не в загробном мире, а на земле, где много оступившихся, забывших христианские идеалы. Это, конечно, всего лишь утопия, но писатель верил в нее, потому что без такой веры жить невозможно.
    Литературная сказка Салтыкова-Щедрина “густо населена” и комическими и символическими персонажами. Героев-людей автор ставит в необычное положение и тем самым “развязывает им руки и язык”. Животным писатель придает человеческие черты, для того чтобы разоблачить опасные социальные пороки. Автор использует традиционные народные образы-символы (глупый и злой медведь, трусливый заяц, свирепый волк, хищная щука), но создает и новые аллегории (карась-идеалист, орел-меценат, премудрый пескарь). Излюбленные художественные приемы Щедрина — гипербола и гротеск, которые усиливают горестные впечатления от столкновения с “чудесами” русской жизни.
    Фольклорный жанр был необходим автору, чтобы достучаться до каждого сердца, заставить каждого человека поверить в свои силы, отказаться от добровольного рабства. Салтыков-Щедрин страдал оттого, что лучшие и достойные люди находились в зависимости от невежественных, жадных, бесполезных “хозяев”, что невостребованными оставались недюжинные способности простого народа, что несправедливые общественные отношения противоречили незыблемым нравственным законам, забвение которых могло обернуться катастрофой. Философские уроки писателя важны не только для прошлого, но и для будущего. Они современны сейчас не столько своей политической заостренностью, сколько тревогой за наши души. Творчество Салтыкова-Щедрина — это доказательство того, что литературной сказке обеспечена долгая жизнь в искусстве. Ведь она учит нас быть верными добру и предупреждает об опасности тех, кто забыл о законах нравственности и покорился злу.

Сейчас смотрят:


Лермонтовская поэзия, выставляя на всеобщее обозрение внутреннюю жизнь человека его эпохи, тем самым проясняла источники его страданий. Она указывала на современную общественную действительность, уродующую и искажающую человеческую личность. Михаил Юрьевич Лермонтов внес в лирику глубокий и сложный психологический анализ внутренних переживаний. Этот анализ и заключил в себе то богатство раскрытия внутреннего мира человека, которое прославило великую русскую литературу.     С особенной выразитель
Мягкий кленовый листок кротко и трепетно возносится ветром и вновь падает на холодную землю. Он настолько одинок, что ему все равно, куда несет его судьба. Ни теплые лучи ласкового солнца, ни весенняя свежесть морозного утра уже не радуют его. Этот маленький листок настолько беззащитен, что ему приходится смириться с роком судьбы и лишь надеяться на то, что когда-нибудь удастся найти свое пристанище. В рассказе И. А. Бунина "Солнечный удар" поручик, словно одинокий листок, скитается по чужому г
Стихотворение показывает преображение простого смертного человека в пророка, несущего Божие слово, согласно библейской традиции. В начале мы видим человека, который с трудом движется по пустыне, томимый духовной жаждой. Пустыня в стихотво­рении может восприниматься двояко: как пустое место, где не живут люди и где подвизались первые святые, и как духовная пустыня (в которой ощутил себя Пушкин после казни пяти де­кабристов). Духовная жажда человека настолько велика, что пред ним является серафим
Пьеса А. П. Чехова “Вишневый сад” вызвала бурные споры как среди актеров и постановщиков, так и среди критиков и зрителей. Антон Павлович решительно не принимал трактовки своего произведения как “слезливой драмы” и подчеркивал в беседах со Станиславским и Немировичем-Данченко, что несколько грустный тон отдельных мест вызван “только настроением лиц”, а не всей пьесы. И все же до сих пор многие постановки пьесы воспринимаются зрителями как глубоко трагическое жизнеописание умирающей эпохи. Итак,
На картине Екатерины Белокур — замечательные цветы на фоне чистого, погожего неба. Их можно распределить на два букета. Один, ближний, находится в тени, второй — более выразительный, светлый, осеняемый солнечными лучами. Цветов немного: красный, зеленый, белый, голубой. Но употреблено много промежуточных красок.Я думаю, мастерица очень любит природу, безмерно влюбленная в цветы. А их здесь множество. Тянутся к солнцу розовые мальвы. По березовой ветви поплелась вьющаяся березка. Очаровывают глаз
Есть ложь, на которой люди, как на светлых крыльях, поднимаются к небу; есть истина, холодная, горькая, в которой... мирские ученые очень сведущи и точны, но которая приковывает человека к земле свинцовыми цепями. Ч. Диккенс Пьеса М. Горького “На дне” была написана в 1902 году. В самом названии произведения заложен огромный смысл. Люди, которые попали “на дно”, уже никогда не поднимутся к свету, к иной жизни. Впервые зрители увидели реальную жизнь отверженных обществом людей. С первых страниц
Герберт УэллсЧеловек-невидимкаВ трактире «Кучер и кони», которым владеют миссис Холл и её подкаблучник муж, в начале февраля появляется закутанный с головы до ног таинственный незнакомец. Заполучить постояльца в зимний день очень не просто, а приезжий щедро платит.Его поведение кажется все более странным, все больше настораживает окружающих. Он очень раздражителен, избегает людского общества. Когда он ест, то прикрывает рот салфеткой. Голова его вся обмотана бинтами. К тому же айпингским провинц
И. А. Гончаров, на мой взгляд, является писателем, который быстрее других понял изменения русской жизни, связанные с проникновением в старый патриархальный уклад западных буржуазных веяний. Писатель много путешествовал, а потому очень хорошо узнавал приметы капиталистического общества, которые появлялись в современной ему России. Автор “Обыкновенной истории” сознавал, что разрушение феодального уклада является закономерным следствием всего послепетровского периода развития русской истории, что д
Александра Николаевича Островского называли «Колумбом Замоскворечья», района Москвы, где жили люди из купеческого сословия. Он показал, какая напряженная, драматическая жизнь идет за высокими заборами, какие шекспировские страсти кипят порой в душах представителей так называемого «простого сословия» – купцов, лавочников, мелких служащих. Патриархальные законы уходящего в прошлое мира кажутся незыблемыми, но горячее сердце живет по собственным законам – законам любви и добра.   Герои пьесы «Бедно
Л. Н. ТолстойВоскресениеКак ни стараются люди, собравшись в одно небольшое место несколько сот тысяч, изуродовать ту землю, на которой они жмутся, как ни забивают камнями землю, чтобы ничего не росло на ней, как ни счищают всякую пробивающуюся травку, как ни дымят каменным углем и нефтью, — весна остается весною даже и в городе. Солнце греет, трава, оживая, растет и зеленеет везде, где только не соскребли ее; галки, воробьи и голуби по-весеннему радостно готовят гнезда, и мухи жужжат у стен, при
Сейчас смотрят:{module Салтыков:}